Христанская медитация
Международное общество христианской медитации
общество | группы | статьи | видео-аудио | галерея | магазин | контакты | ссылки | новости

МЕЖДУНАРОДНОЕ ОБЩЕСТВО ХРИСТИАНСКОЙ МЕДИТАЦИИ
(The World Community for Christian Meditation)
www.wccm.org

ХРИСТИАНСКАЯ МЕДИТАЦИЯ FAQ



В этом разделе мы будем стараться выкладывать ответы на все вопросы, задаваемые нашими читателями. Если у вас есть также вопрос, напишите нам и мы постараемся дать на него развернутый ответ.


Meditatio 2009 (Польша, Вроцлав)
"Созерцательное сердце Евангелия"
Сессия вопросов и ответов c о.Лоренсом Фрименом

Является ли постоянное размышление о необходимости молитвы молитвой? У меня есть угрызения совести, что я думаю о молитве, но не перехожу к ней.

Как именно следует дышать, как делать вход и выдох во время произнесения "маранафа", или другого слова-молитвы?

Как долго должна длиться медитация?

Что делать, если во время медитации появляются неприятные ощущения? Прерваться и начать снова, или же вернуться к медитации позже? И как держаться дисциплины регулярной практики? Например, вставать каждый день на полчаса раньше, это для меня серьезное испытание. Вечером уже проще.

Что важнее: слушать духовного наставника или следовать за собственной интуицией?

Является ли для Вас Бог личностью?

Вы говорили, что медитация ведет к ощущению пустоты. Наполнит ли Бог впоследствии эту пустоту? Или же Бог и является этой "пустотой"? Может ли медитация вести к опыту "Бога живого"?





о.Лоренс Фримен OSB "О христианской медитации"
Письмо, написанное о.Лоренсом в ответ на дискуссию
в польских католических медиа о практике христианской медитации
в традиции о.Джона Мейна OSB


Медитация — общее духовное наследие

Христианский кенозис

Две школы молитвы (катафатическая и апофатическая)

Христианская мантра

Что делает нашу медитацию христианской?

Медитация открыта для всех






Meditatio 2011 (Украина, Киев)
"Путь Церкви в пустыне современности"
Сессия вопросов и ответов c о.Лоренсом Фрименом

Во время медитации мне очень мешает воображение. Как от него избавиться?" "Можно ли делать медитацию более 30 минут?

При медитации мы сосредотачиваем внимание на слове, или на своем сердце и состоянии души?

Медитация приближает нас к Господу. На что мы можем надеяться в результате, на что Господь направит наш взгляд? Какую способность мы рассчитываем приобрести?






"Введение в христианскую медитацию"
(Латвия, 15-17 апреля 2011 г.)
Сессия вопросов и ответов c Юрисом Рубенисом

В чем важность посещения групп медитации?

Почему нужно выбирать для себя какую-то определенную форму духовной практики, и зачем заниматься медитацией регулярно, каждый день? Не достаточно ли для духовного развития сугубо интеллектуальных усилий, чтения духовной литературы?

Правильно ли я понял, что особо важна в духовной практике именно регулярность, и она важнее длительности и количества совершаемых духовных упражнений? Почему так? И как можно поделиться с окружающими, с близкими своим интересом к медитации?

У моей подруги опыт медитации был связан с появлением целого потока негативных эмоций. Как бы Вы оценили такую ситуацию?







Вопросы наших читателей, фрагменты интервью

В текстах о.Мейна и на вашем сайте часто упоминается выражение "молитвенная формула". Что это, и почему не пишется просто "молитва"?

Мантра – не христианское понятие?

Многие пугаются слова "медитация", для некоторых людей оно ассоциируется только с восточным эзотеризмом и никак не соотносится с христианской традицией. Что Вы скажете о его применении в христианском контексте?

Насколько корректно технологизировать, основывать молитву, медитацию на технологии? Нет ли здесь преувеличения, искажения христианского духа?

Каковы библейские основания для медитации?

Почему говорится, что не следует размышлять над значением произносимого слова? Разве правильным будет повторять какое-то слово, в значении которого я не достаточно разобрался?

Можно ли использовать в христианской медитации какие-то молитвенные формулы, кроме Иисусовой Молитвы?

Каков объект в христианской медитации? Важен ли тут объект, или важен сам процесс?

В христианской медитации, о которой говорится на вашем сайте не идет речь о размышлении, обдумывании и анализе. Это непривычно, так как кажется, что в христианстве мы всегда молимся говоря слова, представляя себе ситуации и образы.

Вы пишете о том, что во время медитации мы не должны думать, рассуждать, что она связана только с покоем и сосредоточенностью. Но обычно считается, что христианин должен направлять свой ум на Библию, на информацию, на активное и конкретное явление, на происходящее в храме. Как медитация может быть христианской без размышлений о покаянии, о нашем месте в мире?

Медитация эгоистична?

Существует ли связь между христианским мистицизмом и адвайтой?

Каким образом христианская медитация связывает нас с тематикой Креста, христианского понимания смерти?

Принципиально ли положение тела, рук, ног? Привычной является молитва на коленях, просто сидя, стоя и т.д, но поза "сидя на подушке", "в лотосе" имеет восточный оттенок и может быть нам чужда.

Что общего у христиан и медитации? Разве не написано: "трезвитесь и бодрствуйте"?

Как вы соотносите практику медитации, предлагаемую о.Джоном Мейном с разными популярными формами медитации, с такими известными личностями, как Ошо, Саи Баба, Шри Чинмой?

Вопрос о соотнесении теологического и психологического понимания демонических сил.

Как ваше сообщество относится к вопросам мужской и женской роли в общинной, духовной, и бытовой сфере?







Вопрос: В текстах о.Мейна и на вашем сайте часто упоминается выражение "молитвенная формула". Что это, и почему не пишется просто "молитва"?

Ответ: о.Лоренс Фримен и о.Джон Мейн пользуются таким термином по той причине, что в преподаваемой ими духовной дисциплине, в данной традиции христианской медитации идет речь о радикально простой, "нищей", интеллектуально аскетичной молитвенной практике. Многие люди привыкли к тому, что молитва должна содержать в себе огромное кол-во образов, слов и логических конструкций. Но медитативная традиция о.Мейна учит именно созерцательной и тихой молитве, в которой какая-либо словесная сложность сведена к минимуму. Св. Иоанн Кассиан в своих "Собеседованиях"* говорит о молитвенной формуле (formula pietatis), которую должен "повторять и удерживать монах, отрешившись от всех телесных забот и беспокойств". Джон Мейн предлагает в качестве такой формулы новозаветное слово "Маранафа", подобным образом траппист Томас Китинг OCSO в духе "Облака Неведения"** советует простые и сильные молитвенные речения - Jesus, Abba, Love ("чем проще, тем ближе к делам Духа", как пишет автор "Облака")... Поэтому вполне логично, что все они говорят о формуле, указывая на монологическую молитву, на слово или краткую фразу, которыми человек в данной ситуации молится, с которыми входит в непрестанную молитву (oratio perpetua). Также в своей традиции о.Джон Мейн употреблял слово "мантра" (подробнее об этом вопросе читайте ниже), популярное в 60-х годах у той аудитории, к которой он обращался, ссылаясь на "формулу" Иоанна Кассиана. Формула - нечто фиксированное и неизменное. Отче Наш, Символ Веры и другие традиционные молитвы, литургические тексты - все это в буквальном смысле именно молитвенные формулы, своей постоянной формулировкой определяющие наш опыт предстояния перед Богом, общения с Ним.

* Иоанн Кассиан в произведении "Десять собеседований отцов, пребывающих в Скитской пустыне" излагает основные принципы созерцательной молитвы и предлагает молитвенную формулу "Поспеши, Боже, избавить меня; поспеши, Господи, на помощь мне".

** "Облако неведения" (The Cloud of Unknowing) - книга анонимного английского католического мистика XIV века.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: Почему говорится, что не следует размышлять над значением произносимого слова? Разве правильным будет повторять какое-то слово, в значении которого я не достаточно разобрался?

Ответ: Такой подход к христианской медитации - это позиция не эмпирического исследования, а веры и присутствия, духовного бдения в присутствии Того, на ком сосредоточена наша вера. Это не значит, что мы не знаем значения этого слова, или не должны его учитывать. Мы конечно же знаем смысл и происхождение повторяемого слова. Но точно также, как когда мы зовем человека по имени, мы не анализируем всякий раз, что его имя происходит, допустим, из древнегреческого языка, не раздумываем о смысловых подробностях этого слова. Мы обращаемся не к имени, а к самому человеку. "Маранафа" - прекрасная и простая формула, укорененная в Писании, выражающая импульс веры, саму суть духовного поиска - эсхатологическое ожидание в настоящем, нашу личную и общинную надежду на свершение духовного роста человечества.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: Можно ли использовать в христианской медитации какие-то формулировки, кроме традиционной "Иисусовой Молитвы"?

Ответ: В истории христианского созерцания различные люди, практикующие монологическую молитву использовали в качестве формулы самые разные слова или фразы, происходящие из Писания. Так, св.Иоанн Кассиан в качестве молитвенной формулы рекомендовал фрагмент из псалма (Пс.69,2) - "Поспеши, Боже, избавить меня, поспеши, Господи, на помощь мне". В то же время, повторяемое большинством медитирующих христиан "Маранафа" (1 Кор. 16, 22; Откр. 22, 20) означает "Гряди, Господь". Все люди, молящиеся этим словом, естественно, знают его перевод и дорожат этим значением. Поэтому, мы предлагаем использовать как "Иисусову Молитву" так и слово "Маранафа" - это зависит от выбора человека, который начинает медитировать в нашей традиции.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: Каков объект христианской медитации? Важен ли тут объект, или важен сам процесс?

Ответ: Главный объект христианской медитации - простое присутствие Бога здесь и сейчас, в мгновении нашей жизни. Упраздняя себя, свое эго на пол часа мы делаем возможным для себя заметить это присутствие, его тонкость и повседневность. Постоянно присутствующего с нами Бога мы обычно игнорируем из-за излишнего шума, эгоцентричности, рассеяности. Поэтому, хоть это и немного парадоксально, наверное можно сказать, что важен и процесс и объект.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: В христианской медитации, о которой говорится на вашем сайте не идет речь о размышлении, обдумывании и анализе. Это непривычно, так как кажется, что в христианстве мы всегда молимся говоря слова, представляя себе ситуации и образы.

Ответ: Христианская медитация в традиции бенедиктинца о.Джона Мейна является разновидностью созерцательной молитвы. Существует множество форм молитвенного делания, главным образом молитва может быть дискурсивной (т.е. связанной с активным использованием мышления и воображения) и созерцательной (в которой мы погружаемся в смирение покоя и тишины, больше слушая Бога, чем говоря что-либо сами).

Если бы возможность быть с Богом ограничивалась только лишь нашими размышлениями, усилиями собственного интеллекта и воображения, можно было бы сделать вывод, что все религиозные реалии являются чем-то надуманным, плодом человеческого воображения. Но молитва является чем-то, что ведет нас всегда дальше собственных представлений, за грань наших способностей. Именно поэтому апостол Павел говорит о молитве следующее: "не знаем, о чём молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными" (Рим 8,26). Мы не можем окончательно знать что такое молитва, какова она, но мы можем начать с духовных размышлений, и пойти далее туда, куда ведет нас Божье Слово, разнообразная традиция Церкви и опыт святых.

Полноценная духовная жизнь должна слагаться из различных направлений практической духовности. Отец Джон Мейн, основатель нашей медитативной традиции многократно писал в своих работах, что медитативная практика никак не отменяет необходимость всех остальных аспектов христианской духовной жизни — всех прочих форм молитвы (литаний, акафистов, розария, различных молитвенных правил на четках, утренней и вечерней молитвы), регулярного участия в Литургии, Исповеди и Причащения, чтения Писания и разнообразной духовной литературы, соблюдения этической и моральной дисциплины христианской жизни. Но в нашей жизни должно быть место также и безмолвной, мистической молитве, связанной с принятием простоты того мгновения жизни, в котором мы находимся. Писание и опыт жизни множества святых говорят о важности измерения тишины, молчания и покоя, что чаще считается привилегией монахов. Но в наше время, которое характеризуется избытком шума, желаний и информации каждый верующий человек должен задуматься об особой форме молитвенного поста. Речь идет о внутреннем посте ума, который является основой всех прочих аскетических актов - отказа от пищи, удобств, внешних раздражителей. Если мы постараемся за день хоть немного побыть в тишине нашей внутренней молитвенной комнаты, побыть в тишине и смиренном ожидании, то возможно мы услышим в этой тишине голос Бога, который ранее всегда был заглушен нашей беспрерывной речью, а порой и нашими требованиями изменить текущую ситуацию. Мы просто сохраняем покой внешне и внутренне, держась за свое простое и краткое молитвенное слово. Делаем это день за днем, не требуя от процесса никакого никаких усложнений, разнообразия, способного стать отягощающим богатством. Такая молитва становится частью нашей повседневной духовной жизни, подпитывая своей простотой все остальные формы молитвы.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua






Вопрос: Вы пишете о том, что во время медитации мы не должны думать, рассуждать, что она связана только с покоем и сосредоточенностью. Но обычно считается, что христианин должен направлять свой ум на Библию, на информацию, на активное и конкретное явление, на происходящее в храме. Как медитация может быть христианской без размышлений о покаянии, о нашем месте в мире?

Ответ: Христианская медитация - одно из измерений молитвы, ее созерцательный уровень. Практика такой формы созерцания никоим образом не отменяет всего того, что должно и так быть частью духовной жизни практикующего христианина - регулярное и осознанное участие в Исповеди и Причастии, чтение Писания и духовной литературы, духовные размышления, практика различных форм молитвы. Если при соблюдении всех этих основных ориентиров христианской духовной жизни вы также возьметесь за медитацию, она только поможет Вам углубить собственную осознанность во всех сферах жизни, и в первую очередь в духовной области. Поступая так Вы станете хорошим примером христианской практики, по которому будут судить о Вашей традиции представители других вер и светские люди. Если же кто-то хочет медитировать, но при этом не прикасается к Библии, не посещает храм, не участвует в Таинствах и Богослужении, - это проблема не медитации, а фундамента веры, ее практического измерения. В такой ситуации медитация не может быть христианской. Медитация не отменяет других, дискурсивных и интеллектуальных способов молитвы, она помогает и учит быть, присутствовать здесь и сейчас, в настоящем моменте. Она очищает взгляд, который может быть направлен на что-либо, и куда он будет направлен - это вопрос образа всей нашей жизни в целом. Если Вы христианин - Ваш взгляд ищет тайну Бога, ищет Христа в окружающем мире, в других людях, в ваших ежедневных делах.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: Каким образом христианская медитация связывает нас с тематикой Креста, христианского понимания смерти?

Ответ: Во многих своих работах о.Мейн проводит параллель между смирением, верностью ежедневной молитвенно-медитативной дисциплине (и связанным с ней самопожертвованием, отречением от богатства речи, действий, мышления на время медитации) и Крестом. Он говорит о том, что этот опыт внутренней нищеты связывает молящегося таким путем с Распятием. А плоды медитации (по словам о. Лоренса, ссылающегося на Апостола Павла это - любовь, радость, мир, доброта, верность, мягкость, самоконтроль), которые человек получает в дар вследствии своих безмолвных 20-30 мин. в присутствии Бога сравниваются с радостью Воскресения. Конечно, можно сказать, что эти сравнения слишком тонкие. Но многие люди, сделавшие христианскую медитацию частью своей ежедневной духовности действительно ощущают эту связь. Это реальный духовный опыт, свойственный созерцательной молитве.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: Что общего у христиан и медитации? Разве не написано: "трезвитесь и бодрствуйте"?

Ответ: Сегодня под словом медитация могут подразумеваться сотни различных явлений - начиная с тех, что являются частью вероучения и духовной дисциплины каждой из существующих христианских конфессий, заканчивая теми явлениями, которые не имеют никакого отношения к какой-либо форме христианства. Если говорить в общем, медитацией является процесс глубокого и безраздельного сосредоточения на чем-либо - это может быть сосредоточение на тексте, образе, состоянии, на любом объекте или явлении. В православии и католицизме существуют представления о молитве, как о процессе, осуществляемом на различных уровнях. Начиная с ранних времен христианства, молитвенное делание существовало как в дискурсивной форме, так и в созерцательной. Созерцательная молитва была чаще всего популярна в кругах пустынников, монахов, так как она должна практиковаться человеком, уже хорошо углубленным в измерение Писания и традиции Церкви.

В наше время, во многих церковных сообществах созерцательная молитва возрождается различными путями. Например из католической среды происходит наше движение Христианской Медитации, экуменическое по составу, включающее христиан различных конфессий. Как раз те формы молитвы в тишине, которые практиковались в прошлом и используются сегодня в этом контексте, отвечают двум требованиям Нового Завета, приведенным в вопросе - трезвение и бодрствование. Именно созерцательная, медитативная молитва известна устремление избегнуть эмоциональной экзальтации, чрезмерной концептуализации Бога и Его присутствия. Это присутствие и является целью того типа медитативной молитвы, о котором идет речь, и который должен быть неразрывно связан со всей целостностью комплекса молитвенных, духовных практик, которые выработала Церковь за время своего существования.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: Медитация эгоистична?

Ответ: Именно так думала Марфа. Но Иисус сказал, что Мария сделала лучший выбор. Пример Его собственной жизни показывает, как Он умел сбалансировать периоды активного служения и время отрешения и тишины. Длительные размышления эгоистичны. Медитация – это чистая работа бескорыстия, поскольку мы уводим внимание от эго. Постепенно это становится привычкой, стилем жизни. И мы начинаем замечать, что наша молитва – это не альтернатива деятельности, а её основа. Мы обнаруживаем неразрывное взаимодействие между бытиём и деятельностью, и осознаём простой факт, что наша жизнь также хороша, как и молитва. Если второе относится к нам, то и первое тоже. Если бы медитация не приносила плоды большей любви и сострадания, то возражение было бы законным, однако, как было сказано выше, единственная истинная оценка эффективности медитации – это ответ на вопрос «как я расту в любви»?

о.Лоренс Фримен





Вопрос: В связи с этим фото возник вопрос. Принципиально ли положение тела, рук, ног? Привычной является молитва на коленях, просто сидя, стоя и т.д, но поза "сидя на подушке", "в лотосе" имеет восточный оттенок и может быть нам чужда.

Ответ: Конечно не принципиально, о.Джон Мейн всегда говорил только о том, что необходимо находиться в состоянии телесного и умственного покоя, не сутулясь и прикрыв глаза, дабы не отвлекаться на окружающую обстановку. Отбрасывая себя в созерцательной молитве, мы должны иметь дисциплину ума, молясь нашим нищим словом и не отвлекаясь на приходящие в голову случайные мысли и образы. Также, поскольку мы телесны, нам необходима и дисциплина тела, которое в простоте своей сосредоточенности и устремленности к молитве хранит покой.

Многие католики на западе, занимающиеся христианской медитацией, останавливаются на положении тела, свойственном для кармелитов, сидя на пятках, или используя низкую деревянную скамеечку со скошенным сидением. Данное фото иллюстрирует тот факт, что молодые и среднего возраста люди в Европе, в Польше, находятся в культурно интегральной среде. Большая часть из них не привязана к культурным особенностям европейскости, в том виде, в котором она существовала до 20 века. Европейскость сегодня понимается на западе не как комплект фиксированных стандартов, характерных одному из прошедших исторических периодов, а как общий принцип социального восприятия и организации (которому свойственен культурный фьюжн). Поэтому там для людей одинаково не чужды различные культурные коды, и западные и восточные. Это связанно с тем, что сегодня Европа является местом встречи различных культур. У нас конечно ситуация иная, и это следует учитывать.
Так же не следует забывать, что позы наподобии "лотос" (скрещенные ноги, "по турецки") только сейчас ассоциируются исключительно с дальним востоком. Такие позы были свойственны и для кочевых народов ближнего востока - для арабов, древних евреев библейского времени. Такая поза в отличии от европейского сидения на стуле обусловлена еще и кочевым, пустынническим образом жизни.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua





Вопрос: Мантра – не христианское понятие?

Ответ: Слово "мантра", на сегодняшний день прочно вошедшее в речевой обиход современного горожанина, является переводом термина на санскрите, означавшего священное выражение или слово, предназначенное для многократного молитвенного обращения. Само слово воспринимается зачастую как термин, относящийся исключительно к восточным религиям. Но сама по себе практика, с которой часто может ассоциироваться это слово была свойственна также и раннему христианству. По сути медитация с мантрой - это молитвенная практика, в которой одна и та же краткая молитвенная формула повторяется в течении определенного времени. Подобная практика существовала со времен раннего христианства и называлась монологической молитвой, она же получила развитие в исихастской традиции. Подобная духовная дисциплина была практикуема в основном в монашеской среде, тогда как в восточных религиях такой подход был шире распространен в среде обычных людей. Именно поэтому Джон Мейн, возрождая традицию христианской созерцательной молитвы, обратился к слову мантра - в тот момент оно было намного более знакомо современному человеку, чем аналогичные традиционные термины из церковного языка. Оперируя этим термином он всегда учил делать основой медитации молитвенные формулы, укорененные в христианской традиции.

Важно отметить, в свете распространенной критики слова "мантра", что употребляясь в контексте христианской медитативной традиции о.Мейна оно подразумевает не механическое или бездумное "начитывание", а осознанную и внимательную молитвенную рецитацию, в которой ум не рассеиваясь на рефлексии, заключен в простоту и глубину отдельного священного слова или краткой фразы. Такой способ христианской медитации не связан с достижением каких-либо "особых" ощущений, его основой является верность своей молитвенной формуле, ведущая к смирению стабильность ежедневной дисциплины, трезвое переживание основы текущего момента - безмолвного присутствия Бога "здесь и сейчас".

"Повторение слова, исполненное веры, собирает все наше бытие в одной точке. Оно ведет нас к тишине, концентрации, должной степени осознания, позволяющей нам открыть ум и сердце делу Божьей любви в глубинах нашего существа" (о.Джон Мейн OSB "Мгновение Христово")

Далее - комментарий о.Лоренса Фримена по данному вопросу.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua


"Один из вопросов, вызывающий сомнения в том, что медитация в духе о.Мейна – это христианская практика, связан с употреблением мантры – как с самим термином, так и с практикой её использования согласно традиции. На этот счет существует чёткое и обоснованное учение. Св. Иоанн Кассиан даёт ключ к мудрости христианского пустынничества в замечательных 9 и 10 Собеседованиях о молитве: нищета духа, смиренное повторение нескольких священных слов, называемых по-латыни "formula" помогают нам удерживать внимание на Господе, вместо нас самих. Классическое произведение XIV века "Облако неведения" говорит об "одном малом слове", которое помогает нам повернуться от отвлекающих факторов к тайне Бога. По своему прозрению, Джон Мейн назвал это слово "мантрой", чтобы соотнести эту типичную христианскую традицию с общечеловеческой мудростью. "Mantra" - это также английское слово, согласно Оксфордскому Словарю Английского Языка, несмотря на то, что оно часто используется в отношении обещаний политиков. Первоначально санскритское слово "мантра" переводится как "нечто, очищающее ум" (санскрит – язык, из которого произошло большинство европейских языков). Оно относится к короткому стиху из Писания или священному слову, которое повторяется многократно с особым глубоким вниманием. Розарий, слова Мессы, благословения и знакомые, часто повторяемые молитвы – всё это мантры в этом смысле. И, кроме того, есть указание Иисуса, в котором он учит нас не болтать, не провозглашать длинные и сложные речи, а "зайти в потаённую комнату, и молиться не устами, а в тишине", как говорит Кассиан, "искатель не слов, а сердец"."

(о.Лоренс Фримен OSB "Драгоценная жемчужина")


о.Лоренс Фримен OSB "О христианской медитации" (4. Христианская мантра)

о. Беда Гриффитс OSB "Мантра в христианской традиции"

Питер Нг "Путь мантры"

Ким Натараджа "Чем является медитация?"



"Мы рекомендуем слово-молитву “Маранафа*” […] Мы называем это слово-молитву “мантрой”. Этот термин, происходящий из санскрита, соответствует тому, что Кассиан определяет как “формула”, а “Облако неведения” называет “одним малым словом”. Современный английский полностью ассимилировал термин “мантра”, как ранее еврейское “аминь” и греческое “Христос”. Весьма вероятно, что это один из знаков, указывающих на обширный и таинственный процесс, соединяющий в браке Восток и Запад. Однако восточное происхождение этого термина не имеет существенного значения. Немаловажным достоинством его употребления является осознание того, что эта медитация отличается от того процесса, который мы привыкли считать молитвой. Речь не идет ни о разговоре с Богом, ни о размышлении о Боге, ни о прошении о чем-либо. Слово “маранафа” означает по-арамейски – на языке, которым пользовался Иисус, - “Прийди, Господи”. Это одна из старейших сохранившихся до наших дней христианских молитв, которая в те времена фигурировала в качестве – как мы бы назвали это сегодня – мантры."

(о.Лоренс Фримен OSB "Внутренний свет - путь христианской медитации").

Марана́фа - фраза, литургический возглас на арамейском языке (сирийский диалект). Употреблено в 1Кор 16:22, Отк.22:20 (на греческом, переведено как «Гряди, Господь»). Существуют разные варианты перевода фразы: «приди, Господь наш!» (в записи «Marana tha!»), «Господь идет» («Maran atha»), «Господь придет» или «Господь пришел». Фраза употреблялась ранними христианами в качестве приветствия при встрече. Слово «Маранафа» использовалось в служениях, чтобы призвать присутствие Божье во время Вечери Господней и для того, чтобы выразить желание о том, чтобы Господь вернулся для утверждения Своего Царства. "Маранафа" является богослужебным реликтом, дошедшим от христианской первообщины наряду с такими семитскими словами, как "Аллилуйя" и "Осанна".






Вопрос: Читатели наших сайтов часто спрашивают о том, какие библейские основания для медитации?

Ответ:Принципы медитации, как мы ее практикуем, и как это делали ранние христиане мы видим в учении Иисуса Христа. В Нагорной Проповеди например он дает нам основное учение о молитве - войди в свою внутреннюю комнату, затвори дверь, и молись в этом тайном месте. И также Иисус учит примером. Мы видим как Иисус молится различными способами. Он молился в синагоге, в храме, но Он также регулярно удалялся в тихое место. Мы видим Иисуса, молящегося в Гефсиманском саду. Как говорит евангелист Матфей, Он возвращался к этой молитве с одними и теми же самыми словами. Практика молитвы с повторением слов является частью иудейской традиции. И безусловно мы ее обнаруживаем в ранне-монашеском учении. На раннем этапе христианской истории мы находим у Оригена рассуждения о имени Иисуса. И как раз это впоследствии стало в Православной традиции Иисусовой молитвой, исихазмом. Учение Иоанна Кассиана о молитве сердца, которое признается и западной и восточной церковью, является тем общим основанием. Также и в псалмах говорится "Остановитесь и познайте, что Я — Бог" (Пс 46, 10). В Книге Царств Господь является Илие не в буре, не в землятрясении, а в тихом и легком дыхании ветра. На протяжении всей Библии большой акцент уделяется необходимости тишины, как условию молитвы.

Интервью о.Лоренса Фримена с Павлом Левушканом, Рига, май 2010 г.





Вопрос: Существует ли связь между христианским мистицизмом, духовностью Евангелия и адвайтой – одной из ключевых идей классической индийской философии (веданты), говорящей о недвойственном характере взаимосвязи между человеком и Богом?

Ответ: Христианское понимание "адвайты", принципа недвойственного единства, связано со Святым Духом. Дух являет единство любви, рождающейся в самом сердце Святой Троицы. Когда мы, как христиане, думаем о бытии, мы не представляем себе некое абстрактное, изолированное бытие, мы думаем о единстве в общности, в любви. Единство в любви – это природа бытия. В общности мы переживаем опыт недвойственности. Суть адвайты – "одно, не два". Здесь мы оказываемся в царстве парадокса, самой его природы. Парадокс смерти и воскресения. Парадоксальность того, что для обретения жизни мы должны утратить свою жизнь. Парадокс того, что "два" могут стать "одним", при этом сохраняя свою идентичность. Я думаю, что такой подход к адвайте и ко всему, что касается единства, – это центральная точка в христианской мысли, христианском откровении. Могут существовать различные подходы к этому вопросу, могут по-разному быть расставлены акценты. Но главная идея такова – в любви преодолевается двойственность. И созерцание в христианской мистической традиции всегда описывалось, как работа любви.

Интервью о.Лоренса Фримена с Марией Захаровой, Вроцлав, "Meditatio 2009"





Вопрос: Насколько корректно технологизировать, основывать молитву, медитацию на технологии? Нет ли здесь преувеличения, искажения христианского духа?

Ответ: Учителя христианской духовности выделяют разные школы молитвы. И все они признают необходимость дисциплины в молитве. И медитация - это очень простая, хотя и не легкая дисциплина молитвы. Есть большая разница между техникой и дисциплиной. Техника это то, что мы практикуем отталкиваясь от своей собственной воли, удовлетворяя свои собственные желания. И тут в каком-то смысле наше эго контроллирует ситуацию. Вы абсолютно правы, в молитве мы не практикуем технику, потому что не существует способов контроллировать Бога. Но мы можем приготовить себя к этому дару, к благодати Духа. В дисциплине мы следуем как ученики за учителем (о.Лоренс использует игру англ. слов, discipline - дисциплина и disciple - ученик). Дисциплина - это практика, которой следует ученик, идя за Христом. Ученик, от слова учиться, является тем, кто учится, а дисциплина это то, что учит (снова указывается на игру англ. слов discipline и disciple).

Интервью о.Лоренса Фримена с Павлом Левушканом, Рига, май 2010 г.





Вопрос: Читатели наших сайтов часто спрашивают о том, какие библейские основания для медитации?

Ответ:Принципы медитации, как мы ее практикуем, и как это делали ранние христиане мы видим в учении Иисуса Христа. В Нагорной Проповеди например он дает нам основное учение о молитве - войди в свою внутреннюю комнату, затвори дверь, и молись в этом тайном месте. И также Иисус учит примером. Мы видим как Иисус молится различными способами. Он молился в синагоге, в храме, но Он также регулярно удалялся в тихое место. Мы видим Иисуса, молящегося в Гефсиманском саду. Как говорит евангелист Матфей, Он возвращался к этой молитве с одними и теми же самыми словами. Практика молитвы с повторением слов является частью иудейской традиции. И безусловно мы ее обнаруживаем в ранне-монашеском учении. На раннем этапе христианской истории мы находим у Оригена рассуждения о имени Иисуса. И как раз это впоследствии стало в Православной традиции Иисусовой молитвой, исихазмом. Учение Иоанна Кассиана о молитве сердца, которое признается и западной и восточной церковью, является тем общим основанием. Также и в псалмах говорится "Остановитесь и познайте, что Я — Бог" (Пс 46, 10). В Книге Царств Господь является Илие не в буре, не в землятрясении, а в тихом и легком дыхании ветра. На протяжении всей Библии большой акцент уделяется необходимости тишины, как условию молитвы.

Интервью о.Лоренса Фримена с Павлом Левушканом, Рига, май 2010 г.





Вопрос: Как вы соотносите практику медитации, предлагаемую о.Джоном Мейном с разными популярными формами медитации, с такими известными личностями, как Ошо, Саи Баба, Шри Чинмой?

Ответ: Духовная практика, которой занимается наше сообщество, и которой учил о.Мейн - это прежде всего христианская медитация, одна из форм христианской созерцательной молитвы. Вышеперечисленные авторы не просто представляют другие религиозные традиции, но даже в этом смысле они не выражают позицию традиционных школ индуизма или буддизма. Многие монашеские сообщества в католической церкви ведут межрелигиозный диалог, но он прежде всего реализуется во взаимодействии с представителями основных, наиболее традиционных направлений нехристианских религий.

Духовная традиция о.Мейна объединяет вокруг медитации практикующих христиан различных конфессий. Эта практика является очень простой, ее описание изложено у нас на сайте, в разделе "Как медитировать?". В современном информационном пространстве слово "медитация" может подразумевать какой угодно практический смысл, однако понятие "христианская медитация", используемое в контексте преподаваемой Джоном Мейном духовной дисциплины связано только с тем, что описано в официальных источниках нашего движения (сайтах и книгах). Основными моментами, которые часто упоминаются в дискуссиях, является то, что такая медитация не связана - с экстатическими состояниями; с любыми формами эмоциональной экзальтации; с достижением каких либо необычных состояний, ярких переживаний, острых чувств, “состояний благодати”; с какими-либо визуализациями. Поэтому если Вы прочитали что-то о медитации у Ошо или любого другого автора, пишущего или рассказывающего "о медитации", это не значит, что христианская медитация в традиции о.Джона Мейна OSB и другие подобные ей формы христианской созерцательной молитвы включают в себя такие черты.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua




Вопрос по поводу статьи "Каковы наши демоны?" ("Школа Медитации", Курс 2, Письмо 36): Не утверждает ли автор статьи, что вместо настоящих демонов, изнанных Иисусом из гадаринского бесноватого существуют только "юнговские архетипы "Тень", негативные силы в личном бессознательном, неудовлетворённые потребности"?

Ответ: Безусловно, есть ситуации и уровни, в рамках которых это можно рассмотреть так (кстати, следует упомянуть, что психология Юнга отнюдь не материалистична, так что тут нет противоречий). Очевидным является также и тот факт, что часть случаев, которые несколько сотен лет назад рассматривались сугубо как одержимость, сейчас вполне решаемы в рамках психологии и психиатрии. Но при этом наука, порой справляясь с последствиями, зачастую не может дать четких объяснений, почему человек "сошел с ума", "утратил разум". Происходящее с человеком всегда имеет три разных уровня - телесный, душевный и духовный - и рассмотрение одного из них никак не отрицает наличие прочих уровней. И никак не возможно отрицать, что внутренняя борьба человека - "борьба с демонами" - это борьба в первую очередь с негативной, темной частью своей природы, с образами и воспоминаниями уже сотворенных "недобрых дел" или искушениями сотворить их в будущем.

Гадаринский бесноватый - это образ человека, действительно одержимого демонами (но и, буквально, "сумасшедшего"). А в тексте идет речь, наоборот, о монахах, о пустынниках, людях чистых и праведных, наделенных абсолютно здравым рассудком.

В этой статье мы сталкиваемся с рассуждениями о том, за что именно дергают человека "демоны", как существа внешние, за какие, так сказать, триггеры, ведущие к страданию и негативному поведению, они могут ухватиться. Вопрос, который тут ставит автор, таков: какие бреши и больные места есть в человеческом сознании, доступном для манипуляции недоброжелателями из внешнего мира?

В современной теологии есть тренд проводить мост между психологической, по большей части Юнговской антропологией, и антропологией классической теологии, сложившейся до XX в. В этой области современные авторы ничего не отменяют, но только добавляют и расширяют устоявшееся духовное видение, интегрируя в общем поле теологию, психологию, новую науку и достижения межрелигиозного диалога. Да, конечно все это может быть неприемлемым для людей с осознанной позицией крайнего консерватизма, но для современного христианина, склонного к более модернистской идентичности – это как раз путь включения в свое духовное сознание элементов актуальной повседневности (практики, психологический дискурс…). Естественно там, где христианская духовность встречается со сферой медитативных практик, появляется пространство для совместной работы духовности и психологии, и как результат – для новых уровней понимания давно существовавших проблем.

редакция wccm.ru / wccm.org.ua




Вопрос: Как ваше сообщество относится к вопросам мужской и женской роли в общинной, духовной, и бытовой сфере?
Поддерживаете ли вы взгляд, согласно которому мужская позиция должна быть во всех этих сферах доминирующей, а женская подчиненной, по словам Св. Павла. Вопрос возник по причине того, что ваше движение, как мне показалось, является примером христианской общины, в которой есть очень много социально и духовно активных женщин, и в целом видно, что женская роль на практике у вас не менее активная, чем мужская. Поэтому хотелось бы услышать ваши комментарии по этому вопросу.


Ответ: Мы являемся экуменическим христианским движением, состоящим из людей, проживающих свою духовную жизнь в реалиях современного мультикультурного и демократического общества. В подобных вопросах мы опираемся на здравый смысл, естественный опыт современной жизни и тот взгляд, который выработан Католической Церковью в эпоху после II Ватиканского собора. Действительно, в нашем движении есть множество женщин, являющихся прекрасными лидерами, наставниками созерцательной духовности и специалистами в различных научных, социальных и духовных областях, равно как и те мужчины, которые вместе с ними трудятся над одними и теми же задачами. Наши общины - и обычные медитативные группы, и облатские общины, – это не просто "братья", а всегда именно "братья и сестры". В вопросе гендерных ролей, на наш взгляд, нет никаких ограничений или отличий — пол человека, христианина и созерцателя не имеет никакого значения в сфере его социальной и духовной активности. Как гласит текст молитвы авторства о.Лоренса, которой завершаются все медитативные сессии в различных общинах нашего сообщества: "Да будет эта тишина силой, которая откроет сердца всех мужчин и женщин к видению Бога, а также и друг ко другу, в любви, мире, справедливости и человеческом достоинстве". Медитация в традиции о.Джона Мейна, как и любая другая форма созерцательной молитвы призывает всех людей, представляющих ту или иную христианскую конфессию к переживанию присутствия Бога, к активному и глубокому участию в нем, в молитве и в той части жизни, которую ежедневное созерцание должно преобразить.

Большую ясность в понимании данного вопроса может внести позиция, выраженная в документе Международной богословской комиссии (“International Theological Commission”) “Принципы христианской морали” (“Theses in Christian ethics”) 1974 г., согласно которому: “Новозаветные Писания рассматривают женщину в ее зависимости от мужчины, что вполне понятно для той эпохи. Однако нам кажется, что в этом вопросе Святой Дух привел современное христианство, вместе с современным миром, к более глубокому пониманию нравственных требований”. Также приведем комментарий русской службы "Радио Ватикан" на данную тематику: "Утверждение святого Павла – "Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу" (Еф 5,22) – следует читать, как говорил Иоанн Павел II, в свете предыдущего стиха: "Повинуйтесь друг другу в страхе Божьем". Это означает, что и мужья должны подчиняться женам во Христе. В апостольском увещании "Familiaris consortio" читаем: "Истинная супружеская любовь предполагает и требует, чтобы мужчина питал глубокое уважение к равноценному достоинству женщины… Мужчина должен жить со своей женой "в особенной приязни личностей". А, как известно, приязнь, дружба возможна только между равными, или же она делает равными."

И, наконец, несколько соображений современных учителей христианской медитации:

"Большую важность имеет балланс всех аспектов человеческой души, psyche. В католической церкви женщины наравне с мужчинами играют важнейшую роль, заняты очень важной работой. Мнение женщин, являющихся свидетелями жизни Церкви должно быть частью дискуссий, обсуждений всех основных вопросов. Следует с большим вниманием прислушиваться к голосу женщин в теологии, служении церкви, и этот голос не должен быть тихим. Я думаю, что изменения в понимании женской роли внутри Церкви происходят по мере того, как меняется само наше сознание. А наше сознание в свою очередь меняется под воздействием созерцательной жизни. Опыт медитации ведет к большей интеграции мужского и женского аспектов души, ведет в полноте и целостности, не только индивидуальной но и охватывающей всю церковную общину."
(о.Лоренс Фримен OSB, интервью для wccm.ru, конференция "Meditatio-Вроцлав 2009")

"Женатый мужчина соединяется с Господом через жену, жена через мужа. Неженатый мужчина или незамужняя женщина соединяются с Господом без посредников: брак осуществляется внутри них самих. Каждый мужчина и каждая женщина имеют и мужской и женский аспекты; мужской и женский аспекты должны сочетаться внутри. На небесах, когда "мужское будет как женское, и всё внешнее будет как внутреннее", согласно одной из логий Иисуса*, не будет ни женитьбы, ни замужества. Тогда наша человеческая природа достигнет полноты, мужское и женское достигнут своего неотъемлемого единства в Теле Христа."
(о.Беда Гриффитс OSB "Возвращение к Центру")
* Логии - изречения Иисуса Христа, устно и письменно бытовавшие еще до написания Евангелий.

"В нашем жизненном и духовном росте очень важно с одной стороны стремиться стать совершенными мужчинами и женщинами, а с другой — пытаться раскрыть в себе также и частицу противоположного, и тогда это открытие приведет нас к внутреннему балансу, гармонии и большему взаимному пониманию."
(пастор Юрис Рубенис, "Введение в христианскую медитацию")

редакция wccm.ru / wccm.org.ua







 

Рассылка новостей
Подпишитесь на рассылку новостей и обновлений.


www.wccm.ru
www.wccm.org.ua
www.christian-meditation.com.ua

info@wccm.org.ua








Христанская медитация Христанская медитация